Последнее обновление:19 Августа Мы не пугаем. Мы предупреждаем

8619







Курсы валют

Доллар США
360.12
Евро
409.67
Российский рубль
5.33

Прогноз погоды

Караганда
+29
Астана
+28

Рассылка

новостей газеты «Криминальные Новости»







Криминальные новости

«Каким он парнем был!»




В Караганде мужчина скончался от полученной на работе травмы. Вращающийся с бешеной скоростью диск циркулярной пилы, сорвавшись, повредил крупную вену на ноге. Как следует из записи врачей, обслуживающих вызов, пациент умер от массированной кровопотери до приезда «скорой помощи». 
 

Однако близкие погибшего опровергают эту версию, утверждая, что к прибытию неотложки он был в сознании и его можно было спасти, оказав своевременно квалифицированную помощь. Но этого не произошло. 
Жена и приемные дети погибшего Михаила Аксенова пытаются восстановить картину произошедшего и добиться отстранения от работы некомпетентных медицинских работников. 
— Мы в глубоком трауре. Никому не пожелаю оказаться на нашем месте,  — говорит Роза Тутикова. — Но помимо этого терзают и другие мысли. К примеру, в голове  не укладывается, как можно было так оплошать, чтобы потерять пациента, что называется, на ровном месте»!   Несчастный случай произошел в городе, где поблизости немало лечебных заведений, порез был небольшим, первая помощь была оказана — напарник травмированного мужчины сразу перетянул рану жгутом. Через несколько минут прибыл врачи и фельдшер, действия которых больше походили на беспомощное барахтанье. Здоровый, еще достаточно молодой мужчина умер у них на руках. Разве это не нонсенс по нынешним временам? 
Роза Фаязовна добавляет, что ей даже подумать страшно, что эти дипломированные специалисты, которые в тот день обслуживали вызов, будут и дальше приезжать к больным и травмированным людям и беспомощно махать перед ними ваткой с нашатырем, как это было в случае с ее мужем, а потом спокойно уедут, зафиксировав смерть. 
Женщина рассказала, что погибший занимался ремонтом. В тот день он с напарником менял трубы в жилом доме № 22 в микрорайоне им. Мамраева. В одной из квартир доступ к стояку был затруднен кафельной кладкой. Чтобы подобраться к нему, мужчины сняли с резака кожух. Далее произошло непредвиденное: зубцы «болгарки» заклинило – они закусили трубу, как пояснил напарник погибшего,  диск соскочил и пролетел у него между ногами, чиркнув по ноге чуть выше колена Михаила Аксенова. 
Брызнула кровь, травмированный зажал рану руками и вышел на лестничную площадку, чтобы не пачкать стены, попросив напарника туго перевязать ногу выше пореза. 
— Не иначе, сосуд повредил, — сказал травмированный.  
Приятель перетянул ногу шнуром от той самой злосчастной «болгарки». А находившийся в квартире родственник хозяев жилья, вызвал «скорую помощь». 
— В карточке вызова написано, что диспетчер среагировала моментально и машина домчалась до места трагедии за семь минут, — говорит Роза Тутикова. — На самом деле, по системе навигации, время «доезда» составило двенадцать минут. Но и это еще бы ничего – согласно инструкции, в экстренных случаях карета «скорой помощи» должна быть на месте в течение десяти минут, так что, можно считать, в норматив бригада уложились. Ну, добавим к этому времени еще пару минут, которые ушли, чтобы подняться на шестой этаж, где находился в тот момент муж. Итого четырнадцать минут. 
Роза Тутикова говорит, что это не окончательный хронометраж событий, имевших плаченый исход.   
— Мы располагаем аудиозаписью разговора с диспетчером, принимавшим вызов, — говорит Роза. — Он длился сто секунд. Больше полутора минут! При этом дама на том конце провода задавала, на мой взгляд, абсолютно не нужные в такой ситуации вопросы, по нескольку раз уточняя фамилию, имя, возраст, характер и обстоятельства получения травмы, интересовалась домофоном и подъездными путями и т. д. 
Женщина отмечает, что, возможно, все это положено по инструкции и нужно для того, чтобы лучше сориентироваться, насколько срочный вызов и кого отправить на его обслуживание, но при этом в карточке, несмотря на дотошные расспросы, было записано: «болгаркой» по руке», хотя речь шла о ноге, — это хорошо слышно на аудиозаписи разговора.  
Но и этот нюанс, по словам женщины, можно объяснить и простить: торопились, большая загруженность, напряженное дежурство и т. д. Но вот последующие действия прибывших врачей вызывают у нее уже не просто вопросы, а недоумение. 
— По рассказу напарника и двух других свидетелей, на вызов явились две молодые девушки (я потом специально узнавала, что одной из них  чуть-чуть за двадцать — как будто бы не было кого-то поопытней!), — говорит Роза. — Михаил в это время был жив и находился в сознании. Одна из прибывших начала мерять ему давление и, возможно, пыталась ставить уколы – во всяком случае, позже мы обнаружили на его локтевом сгибе пластырь. Другая водила перед носом ваткой с нашатырем, потому что за время их действий муж дважды терял сознание. 
Роза рассказывает, что когда поступил звонок с мобильного телефона мужа, она с детьми находилась на даче. 
— В трубке неожиданно для себя я услышала женский голос, который попросил меня продиктовать ей точные данные мужа, — говорит Роза. — Сказала, что звонят со «скорой», а когда я попыталась выяснить, что случилось, звонившая нажала на отбой. 
Сильно обеспокоенная Роза после этого перезвонила на номер мужа, трубку взял его напарник. 
— Миша мертв, — сказал он. 
— Мы мчались так, что успели еще застать и врачей, и всех, кто находился возле Михаила в его последние минуты жизни, — говорит Роза. — При этом для себя я отметила, что халаты медиков были чистыми, то есть кровь не хлестала струей, чтобы говорить о катастрофической кровопотере. Также у меня в сознании запечатлелось, что в руках одной из врачиц – шина, какие прибинтовывают при переломах. Также отметила, что у мужа на ноге шнур завязан прямо поверх джинсов – то есть, как напарник перетянул рану, так и осталось. На видео это тоже есть.   
Женщина уверяет, что, восстанавливая последовательность событий, изучая их хронометраж, она поняла, что после получения травмы муж находился в сознании еще целых полчаса. 
— Как можно было не спасти его за это время?! – негодует со слезами на глазах женщина. — При разговоре с диспетчером мужчина, дозвонившийся в службу «103», говорил и про пилу, и про то, что сильно бежит кровь. Неужели нельзя было отправить реанимобиль и опытных специалистов? Кстати, у прибывших врачей не было даже носилок. Только шина, о которой я уже говорила. Всего-то нужно  было, как я понимаю, остановить кровотечение, быстро спустить больного вниз и довезти до ближайшей больницы, не теряя ни секунды драгоценного времени. Все остальное — контроль давления, инъекции и прочие манипуляции, положенные, наверное, по протоколу, можно было сделать в машине, ведь речь шла жизни человека. 
Чтобы рассеять свои сомнения, близкие погибшего мужчины обратились в Минздрав, департамент труда,  полицию и прокуратуру, настаивая на доскональной проверке действий врачей. И к своему удивлению узнали много новых, интересных фактов, что только укрепило их в том, что работавшие в тот день на «скорой помощи» врачи сделали не все, что были обязаны.  
— В заполненной ими карте отмечено, что Михаилу был проведен массаж сердца с использованием дефибриллятора, однако ничего такого свидетели в глаза не видели, — говорит Роза. — Второй вопиющий факт, бросившийся мне в глаза, это проставление специальных кодов.  Как пояснили знающие люди, в графе «результат вызова» цифра 28 означает смерть до приезда кареты «скорой помощи». По нулям проставлены все жизненные показатели: пульс, дыхание, давление и прочее.  Но как объяснить тогда, что в другой графе, где перечисляются использованные медикаменты и мединструменты, числятся три шприца? Они что, уколы трупу делали? Муж к их приезду был жив – этому есть свидетели! 
Но, по словам женщины, от их претензий отмахнулись и на станции «Скорой помощи», и в полиции, и даже в прокуратуре, где им сказали, что они ничего не докажут, потому что одних свидетельских показаний мало. И возбуждать дело по статье о ненадлежащем выполнении медицинскими работниками своих обязательств нет оснований, поскольку «скорая помощь» ведь приехала, а значит, состава преступления нет. 
Розу расстроило не только это. Сильно резануло обращение.
— Поначалу в прокуратуре Октябрьского района вообще заявили, что все сотрудники в отпуске и заниматься нашим заявлением попросту некому, — говорит Роза. — Сказали: ну вы ведь понимаете - летний сезон, да и дело бесперспективное. А руководитель станции «Скорой помощи» вообще грубо выставил нас за дверь, мотивировав свое поведение тем, что у нас нет никаких прав задавать ему такие вопросы, поскольку мы не законные представители погибшего. 
Женщина поясняет, что прожила с Михаилом Аксеновым в гражданском браке двенадцать лет, но отношения свои они официально так и не зарегистрировали.  
— К моменту нашей встречи у нас обоих за спиной были неудачные браки и дети от этих браков, — говорит Роза. — Отчасти мы просто постеснялись идти в ЗАГС, решив, что это не так уж и важно. В нашем возрасте главное, чувства. И вот теперь получается, если у человека нет штампа в паспорте, то некому встать на его защиту! Так, что ли? Еще нам указали на то, что погибший гражданин России. Ну и что? Он жил и работал в Казахстане, платил налоги. 
В редакцию женщина пришла вместе со своей старшей дочерью Рабигой. Помимо документов, обличающих неграмотные действия врачей, дамы принесли видеоролик, снятый ими в память о погибшем Михаиле Аксенове. 
— Мы очень хотим, чтобы вы узнали, насколько это был замечательный человек, — сказали они. 
А когда я попросила их рассказать о нем, обе разрыдались: 
— Да мы просто не представляем, как будем жить без него! 
Немного успокоившись, Роза рассказала, что Михаил дал ее детям очень много. 
— У дочери Рабиги, к примеру, три высших образования, — говорит Роза. — И все благодаря Михаилу, который не уставал повторять: «Пусть дети учатся». Стимулировал их к этому, помогал материально. Он стал для них родным, понимаете? С его появлением наш быт, семейный уклад, вообще вся жизнь настолько преобразились, что мы с его кончиной осиротели в буквальном смысле слова. 
Женщины рассказывают, что Михаил был, что называется, «зажигалкой» – сам никогда и пяти минут без дела не сидел, и подпитывал своей энергией окружающих. 
— У него всегда была масса идей, предложений, планов, — говорит Роза. — При этом он умел увлечь и заинтересовать ими окружающих. Он был хорошим организатором, при этом заражал всех своим позитивом. За ним хотелось идти, с ним было надежно.  
При этом женщина пояснила, что Михаил, действительно, не менял гражданство и остался российским подданным. Родом он из Кемеровской области, в Казахстан приехал в гости, оставаться не планировал, но судьба распорядилась иначе. Остался ради любимой женщины и вновь обретенного счастья. 
— Он много раз предлагал мне переехать к нему, но я всякий раз отказывалась, — говорит Роза. — Нелегко решиться на это, ведь я всю жизнь прожила в Караганде, здесь родственники, друзья, знакомые, соседи – не хотелось лишаться всего, к чему привыкла, что дорого. Михаил, спасибо ему, с этим считался и никаких условий не ставил.     
Рассказывая о Михаиле, Роза и Рабига отметили также, что у мужчины были и золотые руки, и золотое сердце. 
— Он все умел, всем помогал, ему до всего было дело, — говорят они, — У нас на дачах недавно был случай: загорелся соседний домик. Оказавшиеся поблизости люди, сгрудившись, стояли и в растерянности смотрели, как бушует огонь. И только Михаил бросился тушить. Уже потом, глядя на него, к нему присоединились другие мужчины, стали подносить ведра с водой, помогали Михаилу сбивать огонь. Пока пожарные приехали, он с подтянувшимися дачниками погасил   огонь, сильно выручив тем самым хозяина пострадавшей дачи. 
— Или такой случай: возвращались мы на Новый год домой от друзей, по трассе бредет  мужчина, видно, что под хмельком, — рассказывает Роза. — Другой бы мимо проехал, а Михаил остановился: «Тебе куда? В Майкудук? Садись, подвезу!». Мы при этом выразительно жестикулировали, показывая, что не надо этого делать, но он проигнорировал наши «страшные» глаза. 
Женщины отмечают, что сегодня почти не осталось тех, кто берет попутчиков просто так, чтобы подвезти. У современных автомобилистов давно не в чести даже взаимовыручка. И если ты сломался на трассе, рассчитывать можно только на себя. Михаил был не таким. Он, если можно так выразиться, последний из могикан: если видел, что у кого-то заглохла машина, или кто-то голосует, мимо не проезжал.  
Из дальнейшего разговора выяснилось, что Аксенов служил в ВДВ,  чтил заповеди  военного братства и ценил в людях честность, порядочность, отвагу и готовность прийти на помощь. 
— У него самого восемьсот прыжков с парашютом, — говорит Роза. —  Он и меня едва не уговорил испытать это неповторимое чувство полета, но я побоялась, хотя он меня долго готовил и инструктировал. А дети рискнули – с ним им было не страшно прыгать, они ему полностью доверяли.  
А еще, как выяснилось из рассказа матери и дочки, мужчина, заменивший им мужа и отца, постоянно лечил животных и пичуг, которых подбирал на улице. 
— Благодаря этому у нас теперь живет замечательный пес – верный друг и охранник, который практически стал пятым членом нашей семьи, хотя до этого мама категорически не хотела заводить собаку, — говорит Рабига. — А еще с легкой руки Михаила в нашем доме теперь очень много комнатных цветов – целая оранжерея. Мы настолько увлеклись, что отовсюду, где бываем, приносим отростки новых растений и разводим их.  
— Ой, да что животные, он к любой букашке имел пиетет, — подхватывает Роза. — Бывало, начинаешь мыть привезенную с дачи зелень, а в листьях какой-нибудь паучок попадается.  Михаил непременно брал и выносил его на улицу, отпускал. Мы подтрунивали, а он лишь улыбался. 
— Вы не поверите, но именно благодаря этому человеку мы стали дружной, сплоченной семьей, — говорит Рабига. — Если у него выдавался хоть часик свободного времени, он сажал нас всех в  машину и вез купаться, рыбачить, собирать грибы или просто побарахтаться в снегу или посмотреть на закат. А вы спрашиваете, каким он был человеком…  Да никто его нам не заменит. 
Самое обидное, отмечает Роза, что все оборвалось так страшно, так внезапно: был человек, и нет человека, а ведь он даже не болел.   
 Сквозь вновь проступившие слезы женщины добавляют, что, если бы на месте Михаила в такой ситуации оказался другой человек, он бы сделал все возможное и даже невозможное, но вытащил бы человека даже с того света.  
— Зубами бы эту рану держал, наизнанку бы вывернулся, но непременно бы помог, я просто уверена в этом – говорит Роза. — Бывает, людям оторванные руки-ноги на место пришивают, а тут… Ну не верю я, что его нельзя было спасти. 
Женщина добавляет, что, несмотря на то, что их везде попросту отфутболили, в управлении здравоохранения после этого трагического случая все же предприняли кое-какие меры. 
— Михаил скончался 14 июля с. г., а 20 числа того же месяца был издан приказ о неукоснительном соблюдении приказа министра здравоохранения «Об утверждении правил оказания скорой медицинской помощи в РК, — говорит Роза Тутикова. — В нем, в частности, отмечено, что «транспортировка пациента по экстренным показаниям осуществляется в ближайшую медицинскую клинику, имеющую возможность предоставления квалифицированной, специализированной медицинской помощи и высокотехнологичные медицинские услуги». Это как раз то, чего мы ожидали и не дождались от приехавших на «скорой» медиков. Так, значит, наши сомнения возникли не на пустом месте? 
 Татьяна ЛЕБЕДЕВА
 Фото из семейного архива Тутиковых
 


Вернуться назад

news
ТОО «Издательский Дом «Классик» Газета «Криминальные новости» Газета «Наша Ярмарка»

Свежий номер

№ 32 (1077) от 15.08.2018

Опрос

Поддерживаете ли вы своих родителей-пенсионеров?

Внимание!

В некоторых материалах фамилии и имена подозреваемых и потерпевших изменены по этическим соображениям. Совпадения случайны.





2014 © Газета «Криминальные новости» Караганда, криминал krimnews@mail.ru
При использовании материалов ссылка на сайт «kriminalka.kz» обязательна!
2014 © Разработка и поддержка сайта: Интернет-компания «Creatida»