Последнее обновление:16 Сентября Мы не пугаем. Мы предупреждаем

10621







Курсы валют

Доллар США
386.71
Евро
429.17
Российский рубль
6.02

Прогноз погоды

Караганда
Астана
+21

Рассылка

новостей газеты «Криминальные Новости»







Криминальные новости

КАКАЯ ДОРОГА ВЕДЕТ К ХЛАМУ, ИЛИ ПОМОЙКА — ДЕЛО ДОБРОВОЛЬНОЕ




Для сотен семей городские свалки служат единственным источником пропитания. 


Теневой сектор

Темиртау, городская свалка. Десятки бригад, как правило, состоящих из родственников, ежедневно зарабатывают на жизнь тем, что ведут раскопки в районе скотомогильника. Бизнес-план очень прост: берешь кирку, лопату, роешь двухметровую яму и попадаешь в археологические слои 80-ых и 90-ых годов. Здесь можно обнаружить качественный, в меру проржавевший металлический мусор.

Все находки сортируют по степени дороговизны. Цветмет особенно ценим и уважаем, для него приготовлены отдельные уютные коробки. Бригады побогаче имеют свои автомобили, в основном «ВАЗовского» происхождения: салон и багажник превращены в грузовые отсеки, куда можно напихать полтонны разного добра. Техосмотр подобным механическим верблюдам давно не грозит. Тем не менее, они почему-то свободно колесят по нашим дорогам.

Можно поставить под сомнение название самого скотомогильника: куда ни посмотри, трупы и кости животных здесь в меньшинстве. Судя по кучам шкур и отрубленным коровьим головам, их не всегда закапывают.

Рядом с разделанными тушами мы и встретили клан копателей, которые разрабатывали свой собственный сектор вдоль скотомогильника, куда боялись соваться другие. Мужчины и женщины, как золотоискатели Клондайка, рыли и просеивали кубометры земли, не оставляя без внимания ни одну изъеденную коррозией находку. Если это был провод или обмотка мотора, то их на месте обжигали — одновременно, чтобы максимально использовать топливо. Кипятили еще чайник, варили яйца…

Старатели, предельно сосредоточенные на своем деле, беседовать с нами отказались. Мы предположили, почему: наверное, не понимают русского языка. Видимо, если бы и понимали, то ничего из наших первых попыток вступить с копателями в словесный контакт не получилось бы: мы в тот момент вели фотосъемку, и люди очень смущались.

Перед «Жигулями» сидела чумазая женщина и отбивала от металла комья земли. На нее пожилой копатель показал пальцем и с сильным акцентом сказал:

— Начальник, начальник…

Мы подошли к женщине-бригадиру. Увидев фотоаппарат, она принялась нас отгонять и, кажется, приготовилась плеваться.

— Кет, кет! — услышали мы в свой адрес. Были и понятные нам интернациональные ругательства, она их произносила со злобной улыбкой на сытом лице.

Члены следующего клана тоже оказались не очень-то обходительными и все наши вопросы оставили без внимания. Вели себя копатели очень нервно. Возможно, нас приняли за полицейских в гражданском — они-то здесь частые посетители. Двое парней бросили свои инструменты и скрылись в лабиринтах отходов.

Но стоило нам убрать фотоаппарат, как люди становились смелее и разговорчивее.

— Я Ерик, мы с братьями приехали из села Гагаринское, поселились там десять лет назад и все это время ездим сюда, потому что другой работы нет. Но когда жил в Таджикистане, то мог трудиться сварщиком, — это был самый длинный монолог, услышанный нами.

Из других, более кратких ответов мы почерпнули следующее: благодаря вырытому металлу старатели могут прокормить себя и большую ораву детей, которые в данное время находятся в детском саду или средней школе. Куда-то устраиваться на работу они не стремятся, ведь под землей лежат тонны пока еще не тронутого металла.

 

Цыганский мотив

Среди копателей самыми нищими и жалкими была кучка цыган-люля, которые едут в наши края на заработки из Узбекистана. В Темиртау этих непрошеных гостей чаще всего можно увидеть рядом с городскими рынками, где они гоняются за прохожими, окуривая их какими-то священными травами. Детишки не отстают от родителей, сидят на бордюрах и с помощью унылого бормотания клянчат монетки.

На скотомогильнике мы тоже обнаружили маленьких люля. Девочки и мальчики следили за тем, как их матери с упорством муравьеда роются в земле. Самая общительная женщина понимала по-русски, но говорить не могла. Впрочем, жестикуляцией и мимикой она выражала то, чего не опишешь даже языком.

— Вы давно приехали в Темиртау? — спрашиваем женщину. Она нам показала пять пальцев, что значило пять лет.

— Вы где-то регистрировались?

Женщина замотала яростно головой и скорчила презрительную гримасу. Переводим: встреч с полицейскими или инспекторами по делам несовершеннолетними она боится больше всего на свете.

Своего маленького сына женщина звала Надиром. Ему вполне нравились виды свалки, в детском восприятии это большая песочница или игровая площадка. Здесь в завалах мальчику нашли машинку, которую он внимательно изучал и доламывал. Вокруг рта налипла черная грязь — он с удовольствием пробовал на вкус все свои находки.

Рядом суетилась его старшая сестренка, которая помогала матери, собирая железные чушки в капроновый мешок. Благодаря тонкой женской природе она даже здесь, на свалке, находила вещи для украшения своей внешности — круглый магнит из-под динамиков повесила на ленту и носила на шее. Вероятно, одежда на ней, так же как и на брате, имела то же происхождение, что и магнитный кулон.

Мать, смотря на детей, показывала сначала шесть пальцев, потом девять, открыв тем самым возраст своего сына и дочери. Им, судя по всему, уготовано еще много и много пальцев жить на просторах городских свалок…

Мы встретили еще три дружных цыганских компании, которые  состояли только из молодых женщин. Вели себя они очень замкнуто. Как нам потом удалось узнать, своих детей они оставляли на попечение старших родственниц, проживавших в Старом городе. Туда же на самодельных тележках и детских колясках увозили металлолом.

 

«А мне здесь нравится!»

Каждому мало-мальски образованном человеку, которому довелось наблюдать за жизнью обычной казахстанской свалки, в голову придут ассоциации с трущобами Индии или Пакистана. Вспоминаешь о всеми презираемой касте неприкасаемых, но даже и у этих отбросов общества есть своя иерархия.

На отечественной городской свалке низший статус занимают все, кто роется исключительно в районе скотомогильников. На верхней «полочке» находятся те, кто живет и работает вблизи сортировочной, куда свозят самый ценный мусор. В Темиртау «привилегированные» — это многонациональная колония, в которую входят выпускники детских домов, опустившиеся пенсионеры, безработные и пьяницы. Большинство имеет среднее и техническое образование. Они общительны, не замкнуты в себе, как община люля, хотя внешне мало чем отличаются от своих менее удачливых конкурентов.

Обитатели колонии были черней карагандинских шахтеров — руки и другие открытые части тела за годы жизни на сортировочной покрылись серой несмываемой пленкой. Самой чистоплотной и аккуратной оказалась 60-летняя Елизавета Одина, которая получает пенсию, имеет квартиру в Старом городе, но, тем не менее, как уверяет, мусорка стала ее вторым домом.

— Я здесь собираю дрова, металл, пластмассу, в среднем в день могу заработать до семи тысяч тенге, — рассказывает пенсионерка. — Что бы вы ни говорили, но мне здесь, несмотря на запахи и другие не приятные вещи, нравится, потому что привыкла. У меня есть сыновья, оба пока еще живы, но находятся в туберкулезном диспансере…

Мы попросили женщину познакомить нас с несчастными, кто не по своей воле оказался на свалке, и уточнили, кого бы хотели увидеть: доброго беспомощного старика или бабушку, алкоголем не злоупотребляют, стали жертвой черных риелторов или неблагодарных детей. Елизавета Одина рассмеялась:

— Непропитых здесь нет! Тут, думаю, никто не будет жаловаться на свою судьбу. На свалку все идут по доброй воле…

Некоторые обитатели построили вблизи сортировочной шалаши и будки, там же разбирают, крошат на части компьютеры, вентиляторы и другие бытовые приборы. В отличие от угрюмых копателей скотомогильника они шутили, слушали музыку, и казалось, что нет лучшего на свете места, чем эта свалка. Однако когда пошел слух, что один мусоровоз вывалил жестянки и металлическую стружку, половина наших собеседников с озабоченным видом поспешила к указанному месту, надеясь, что их не опередят конкуренты из скотомогильника…

Павел ПОПОВКИН


Вернуться назад

news
news
news
news
ТОО «Издательский Дом «Классик» Газета «Криминальные новости» Газета «Наша Ярмарка»

Свежий номер

№ 36 (1132) от 11.09.2019

Опрос

Поддерживаете ли вы своих родителей-пенсионеров?

Внимание!

В некоторых материалах фамилии и имена подозреваемых и потерпевших изменены по этическим соображениям. Совпадения случайны.





2014 © Газета «Криминальные новости» Караганда, криминал krimnews@mail.ru
При использовании материалов ссылка на сайт «kriminalka.kz» обязательна!
2014 © Разработка и поддержка сайта: Интернет-компания «Creatida»