Последнее обновление:15 Ноября Мы не пугаем. Мы предупреждаем

11476







Курсы валют

Доллар США
388.49
Евро
427.26
Российский рубль
6.06

Прогноз погоды

Караганда
-9
Астана
-14

Рассылка

новостей газеты «Криминальные Новости»







Криминальные новости

«МЫ ВЫЧЕРКНУЛИ ТЕБЯ ИЗ ЖИЗНИ…»




Сын до смерти забил мать, когда она отказалась дать ему деньги на выпивку. Он стал изгоем для всех своих родных.


Отрезанный ломоть

31-летний Роман Куликов освободился в середине декабря прошлого года. Впервые за восемь лет он свободно прошел через проходную Долинской колонии и оказался на долгожданной воле. Роман вспомнил наставление, что давал ему сосед по шконке, коренной карагандинец.

— Сядешь на автобус 121-го маршрута и доедешь до конечной остановки. Там рядом автовокзал и железнодорожный. Если хочешь, на поезде езжай, хочешь — на автобусе…

Совет для Романа далеко не лишний: до отсидки он жил в Сатпаеве, в Караганде вообще не бывал, поэтому в городе совсем не ориентировался.

До автовокзала Куликов добрался без проблем: на остановке сел на 121-ый маршрут и через час уже находился на автовокзале и изучал расписание автобусов. Узнав, в какое время выезжают автобусы в Жезказган, билет покупать не стал.

Роман вышел на привокзальную площадь и закурил. Он знал, что дома его никто не ждет. Более того, его приезд был нежелателен для родных — отца и брата. За все восемь лет они ни разу не навестили Романа в зоне, не отправили ни одной посылки: отрезали, как ломоть, и он для них перестал существовать. Только отец однажды прислал письмо. Он сообщал: «После того, что ты натворил, мы тебя прокляли. Тебе, Роман, никогда не будет прощения. Мы тебя не ждем. Если появишься, то домой не пустим: будешь, как собака, в подворотнях жить…».

Сейчас Куликов задумался: ехать ли к родным, которые тебя и знать не знают? Отец еще выбрал более-менее нейтральные выражения, оформляя свое послание-предупреждение. А мог выразить отношение к сыну простыми, по-мужски нецензурными выражениями, как это было, когда батя застал его у лежащей на полу матери…

Роман лихорадочно подбирал монеты, которые выгреб из карманов домашнего халата родительницы. Этот момент Куликов не любит вспоминать. Только в оправдание самому себе объяснял: «Дала бы сразу деньги, ничего бы не случилось».

 

Смерть по неосторожности

23-летний Роман был большой проблемой для собственной семьи — постоянно впутывался в криминальные истории. Парня неоднократно замечали в кражах. Правда, за руку он ни разу не был схвачен, пока ему  везло. Зато его регулярно привлекали к административной ответственности за чрезмерное употребление алкоголя и антиобщественное поведение. Мать только вздыхала, когда приходил очередной штраф:

— Лучше бы работал, как все! Меньше бы имел времени на глупости…

Отец же только скрипел зубами, а младший брат Семен хмыкал:

— Дальше будет хуже…

Провидцем оказался. Вскоре Романа задержали за попытку грабежа: ночью он пытался вломиться в чужую квартиру. И два года провел в колонии общего режима. И так был не сахар, а когда освободился, то совсем с катушек сошел, уйдя в беспробудное пьянство. Вероятно, таким образом компенсировал свое временное отсутствие.

В тот день отец с младшим сыном находились на работе, а Роман, как всегда, был предоставлен самому себе. Потом он даст вот такие показания:

— Я купил бутылку водки и оприходовал ее в закутке. Затем пришел к себе и лег спать. Дома находилась только мать. Через некоторое время я проснулся, и мне снова захотелось выпить. Я стала просить у мамы деньги, а она стала меня ругать за то, что я все время гуляю и не помогаю семье. Мать так разошлась, что замахнулась на меня рукой — наверное, хотела ударить. Но я увернулся и, в свою очередь, кулаком ударил ее по лицу. От удара мать отшвырнуло к стене. Она присела и, когда я отвернулся, набросилась на меня сзади. Я оттолкнул ее, и мать упала на пол возле металлической кровати. Три-четыре раза пнул маму и, когда увидел на ее губах кровь, сразу ушел в другую комнату…

Злоумышленник несколько поскромничал, утверждая, что всего лишь три-четыре раза пнул маму: ударов было не менее пятнадцати-двадцати. Стоит хотя бы ознакомиться с результатами судебно-медицинской экспертизы: «Потерпевшей были причинены телесные повреждения в виде тупой травмы головы с кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку, многочисленные телесные повреждения в виде кровоподтеков по всему телу…».

Получив тяжелые травмы, женщина потеряла сознание и умирала. Сынок накинул на ее лицо кофточку, чтобы не видеть кровь и синяки, и стал обшаривать карманы материнского халата. Нашел только горсть мелочи. Роман устроился за столом и стал пересчитывать монеты. Больше всего его волновало, хватит ли хотя бы на бутылку дешевого вина. Он не слышал, как в квартиру вошли родитель с братом.

— Мы с батей сразу поняли: произошло что-то не то, — отмечает Семен Куликов. — В квартире тихо, только в зале перевернутые стулья и в детской комнате какое-то непонятное бормотанье. Я заглянул туда и увидел старшего брата. Он сидел и считал монеты. Тут я услышал тяжелые вздохи со стороны спальной комнаты. Там на полу лежала мама — кто-то накрыл ее лицо кофтой. Когда я поднял кофту, то увидел лицо матери — оно все было в крови и синяках. Я бросился на старшего брата и так его избил, что он потерял сознание…

Роман тоже получил телесные повреждения, которые не представляли никакой угрозы для его здоровья и жизни. От верной смерти его спас отец. Он кинулся к младшему сыну:

— Семен, прекрати! Не дай Бог тебя за этого мерзавца посадят!..

Родитель вызвал «скорую помощь» и полицию. Избитую женщину отправили в многопрофильную больницу Жезказгана. Медики сделали все возможное, чтобы поставить пациентку на ноги. Но травмы, которые она получила, оказались несовместимыми с жизнью. Через две недели женщина скончалась.

Романа арестовали и отправили в следственный изолятор. Уголовное дело возбудили по факту причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей.

— Какая может быть неосторожность?! — возмущался этой формулировкой Семен Куликов. — Роман преднамеренно убил мать — так избил ее, что живого места на ней не было!..

Свою вину злоумышленник признал частично.

— Мать не могла умереть из-за моих нескольких ударов, — заявил он на суде. — Возможно, когда падала, головой ударилась о дужку металлической двери…

На процесс пригласили эксперта. Он дал показания:

— Смерть потерпевшей наступила от воздействия неоднократных ударов в область головы. Об этом свидетельствуют телесные повреждения, обнаруженные в правой височно-теменной области и в левой височно-теменной области. Если бы потерпевшая ударилась головой об металлическую кровать, то должны были остаться раны или ссадины. А они отсутствовали…

Подсудимого приговорили к восьми годам лишения свободы. Срок от звонка и до звонка он отбыл в Долинке в колонии строгого режима.

 

«Я попал в рабство»

Роман колебался, покупать ли билет до Жезказгана, когда к нему подошел незнакомец.

— Мужик, тебе не нужна работа? — спросил он.

Уголовник хотел его отшить: меньше всего он был озабочен работой, когда услышал.

— Обеспечиваю жилплощадью, кормежкой, зарплатой…

Услышав про крышу над головой, Роман сразу принял решение:

— Куда ехать надо?

Оказалось, что в Каркаралинский район на чабанскую зимовку. Обязанности оказались нехитрыми — присматривать за скотиной и вовремя задавать ей корм.

— Я попал из одной зоны в другую, если не хуже, — утверждал Роман Куликов. — Работать пришлось от зари до зари за баланду и кусок хлеба. Кроме меня еще двое горемык на зимовке находились. Они были бичами, которых хозяин, его зовут то ли Канат, то ли Марат, из Караганды привез. Зарплату, как обещали, нам совсем не платили. Зиму кое-как перекантовался, а потом решил бежать. Я же попал в настоящее рабство! Жалел, что когда освободился, сразу не уехал в Жезказган, там до Сатпаева уже рукой подать...

Уголовник не знал точного местонахождения зимовки. Единственный ориентир — хозяйство располагается примерно в пятидесяти километрах севернее Каркаралинска. Когда наступил первый летний месяц, уголовник сбежал с чабанской зимовки, порядки на которой оказались хуже, чем в колонии строгого режима. Куликов предполагал добраться пешком до Каркаралинска, а потом — как карта ляжет.

— Весь день шел по лесу, — повествует Роман. — Увидел какую-то зимовку. Так как мне требовались еда и одежда, то решил зайти туда, тем более что вокруг никого не было. Открыл дверь и зашел в дом. Там не нашел того, что мне требовалось. Забрал только фонарик с аккумулятором — авось пригодится… Последовал дальше. Через два дня на лесной поляне заметил домик. Как потом узнал, это был кордон. Там взял спортивную сумку, несколько пар носков, резиновые сапоги, куртку синего цвета. Через двое суток попал на какую-то зону отдыха. Меня заинтересовал крайний дом, в котором никого не было. Я на веранде нашел нож, которым открыл замок…

В этот раз Куликов вновь разжился несколькими парами носков, ножницами, зонтом от дождя. Главная добыча за все дни путешествия — две бутылки коньяка.

Спиртное оказало беглецу медвежью услугу. Употребив алкоголь, Куликов потерял осторожность и вышел на дорогу. До Каркаралинска оставалось всего три километра, когда на ходока обратил внимание проезжавший мимо наряд дорожно-патрульной полиции…

За серию краж, совершенных неоднократно с незаконным проникновением в жилое помещение, Романа Куликова приговорили к пяти годам лишения свободы. Срок ему предстоит отбывать в колонии максимальной безопасности. Зимовку, с которой он сбежал, во время следствия установить так и не удалось.

Анатолий ИНОЧКИН


Вернуться назад

news
news
news
news
ТОО «Издательский Дом «Классик» Газета «Криминальные новости» Газета «Наша Ярмарка»

Свежий номер

№ 45 (1141) от 13.11.2019

Опрос

Поддерживаете ли вы своих родителей-пенсионеров?

Внимание!

В некоторых материалах фамилии и имена подозреваемых и потерпевших изменены по этическим соображениям. Совпадения случайны.





2014 © Газета «Криминальные новости» Караганда, криминал krimnews@mail.ru
При использовании материалов ссылка на сайт «kriminalka.kz» обязательна!
2014 © Разработка и поддержка сайта: Интернет-компания «Creatida»