Последнее обновление:15 Ноября Мы не пугаем. Мы предупреждаем

11476







Курсы валют

Доллар США
388.49
Евро
427.26
Российский рубль
6.06

Прогноз погоды

Караганда
-9
Астана
-14

Рассылка

новостей газеты «Криминальные Новости»







Криминальные новости

«Я — ЖЕРТВА НАСИЛЬНИКА»




Зечка обвинила сотрудника колонии в сексуальных домогательствах.


В любой зоне, тем более женской, сплетни, слухи, вымыслы — чуть ли не повседневность. Может, потому что они помогают несколько скрасить суровые будни спецконтингента — есть повод о чем- то посудачить. Поэтому намеки осужденной 26-летней Марии Колокольцевой о том, что с ней периодически вступает в сексуальную связь некий сотрудник колонии, никто всерьез не воспринимал. До тех пор, пока в колонии не появились сотрудники управления собственной безопасности департамента полиции области…

Выяснилось, что жертва насильника в офицерских погонах в письменной форме подробно описала свои злоключения. Мало того, оформив свое литературное творчество в виде заявления в правоохранительные органы, каким-то образом она сумела отправить его адресату — управлению собственной безопасности. Назревал большой скандал: дыма без огня не бывает… В отношении «неправильного» сотрудника возбудили уголовное дело.

Все улики базировались на доводах М. Колокольцевой. А они были такого характера:

— Наказание в исправительном учреждении отбываю с 2017 года. Всегда соблюдала режим, никогда его не нарушала, добросовестно выполняла свои трудовые обязанности. Все было нормально, пока ко мне не стал приставать сотрудник колонии Руслан Г. Так как я девушка честная, то ответила отказом на все его домогательства. Но офицер оказался настоящим сексуальным маньяком и продолжал меня преследовать, делая грязные предложения. Поняв, что меня, честную девушку, просто так не уговоришь, сотрудник пустил в ход коварные и изощренные методы. Он стал создавать в моем отряде проблемы для других осужденных. При этом подчеркивал, что в этом виновата моя недоступность. В отряде по вине этого озабоченного самца вокруг меня стала формироваться нездоровая и опасная атмосфера. Ко мне стали подходить осужденные и упрашивать поддаться уговорам похотливого сотрудника. Если же я этого не сделаю, то обещали устроить «веселую жизнь», а что это такое в условиях колонии, известно каждому. И я вынуждена была вступить в половую связь с сотрудником, хотя согласие на это он с моей стороны не дождался. И в течение примерно года один-два раза в месяц у нас были половые отношения без моего согласия. Они прекратились, когда я обо всем рассказала своей тете Евгении Колокольцевой. Сотрудник побоялся разоблачения и перестал меня домогаться. В отместку он стал создавать проблемы для меня, и по этой причине я попала, скажем так, в черный список администрации. Прошу принять к этому сотруднику соответствующие меры…

Нашелся единственный свидетель этого происшествия. Конечно, это была родственница Марии, Евгения Колокольцева. Кстати, в одну колонию племянница и ее родная тетя попали по стечению обстоятельств. Они были фигурантами совершенно разных уголовных дел. К примеру, 48-летняя Евгения Колокольцева была замешана в крупном квартирном мошенничестве. Преступление вызвало резонанс в Темиртау, где проживали родственницы, и тетю на пять лет и шесть месяцев определили в колонию, куда несколькими месяцами ранее угодила племянница. Вот такие перипетии судьбы…

Тетя в качестве свидетеля показала:

— Ко мне пришла племянница и рассказала, что сотрудник колонии насилует ее. Спросила меня, как она может доказать факт изнасилования. Я ей объяснила. Позже Мария принесла полиэтиленовый пакет и сказала: «Это и есть доказательство — мое нижнее белье». Она попросила меня припрятать этот пакет: вдруг его найдут у нее во время очередного шмона? Вскоре Мария забрала пакет, сообщив, что нашла надежный тайник. Я как-то один раз поинтересовалась у того сотрудника о жалобах моей племянницы, но он все отрицал…

А что представляла собой «честная девушка»? Особа довольно колоритная. Мария Колокольцева — дама с очень опасным характером, имеющая три судимости. В первый раз ее привлекли к уголовной ответственности, когда девушке было всего пятнадцать лет, за серию грабежей и краж. Второй раз — за причинения тяжкого вреда здоровью. Во время одной вечеринке Мария хорошо выпила и устроила разборку со своей знакомой. За последнюю вступился парень и получил от рассвирепевшей девушки удар ножом в живот. К счастью, потерпевший остался в живых. Марию приговорили к трем годам ограничения свободы.

Прошло буквально две недели с момента вынесения вердикта суда, когда Колокольцева отличилась в ограблении. Поздно вечером она встретила подвыпившую молодую особу с двумя дамскими сумочками. На эти сумочки Мария и покусилась — завела девушку в свою квартиру, избила, сумочки у нее отобрала, а потом выгнала на улицу. Думала, большие деньги найдет, а добыча — всего 700 тенге. За это Колокольцева получила уже реальный срок — три года и шесть месяцев лишения свободы…

Между тем расследование уголовного дела по факту изнасилования сотрудником колонии осужденной длилось почти два месяца. Заместитель начальника УСБ вынес постановление о его прекращении за отсутствием состава уголовного правонарушения. Факты, представленные осужденной М. Колокольцевой, не подтвердились.

Оболганный сотрудник колонии дело просто так не оставил. В качестве частного обвинителя он обратился в суд, потребовав привлечь М. Колокольцеву за клевету — распространение заведомо ложных сведений, порочащих его честь и достоинство, подрывающих репутацию.

У суда сразу возник вопрос о психическом здоровье осужденной, и он вынес постановление о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Фемиду интересовали вопросы: страдала ли М. Колокольцева в момент совершения инкриминируемого ей деяния каким-либо психическим заболеванием? Нуждается ли она в применении мер принудительного медицинского характера? Может ли подсудимая по своему психическому состоянию участвовать в суде и давать показания по существу дела? Не находилась ли М. Колокольцева при совершении инкриминируемого ей деяния в состоянии сильного душевного волнения, то есть в состоянии физиологического и иного вида аффекта?

Марию отправили на обследование в Алматы. Через некоторое время она вернулась: эксперты-психиатры признали ее абсолютно здоровой.

Получив заключение медиков, суд продолжил рассмотрение жалобы в порядке частного обвинения сотрудника колонии.

— Все началось с того, что когда я начал исполнять свои обязанности,  то обратил внимание на деятельность совета коллектива учреждения, — пояснил офицер. — Там по вине Колокольцевой, а она входила в состав совета, постоянно возникали конфликты. Данную осужденную я освободил от работы. После этого Колокольцева написала заявление в полицию и оклеветала меня…

Мария, в свою очередь, практически слово в слово повторила показания¸ которые дала в деле своего мнимого изнасилования. Суд пришел к вводу: «Доводы о том, что М. Колокольцева умышленно указала на несоответствующие действительности обстоятельства, суд считает лишь предположениями частного обвинителя, не подкрепленными достоверными доказательствами. Кроме того, установлено, что после прекращения уголовного дела в отношении сотрудника колонии по факту изнасилования к нему не были применены меры взыскания. Он также пользуется уважением среди коллег и осужденных, то есть для него не наступили тяжкие последствия».

Марию Колокольцеву признали невиновной и оправдали за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Анатолий ИНОЧКИН


Вернуться назад

news
news
news
news
ТОО «Издательский Дом «Классик» Газета «Криминальные новости» Газета «Наша Ярмарка»

Свежий номер

№ 45 (1141) от 13.11.2019

Опрос

Поддерживаете ли вы своих родителей-пенсионеров?

Внимание!

В некоторых материалах фамилии и имена подозреваемых и потерпевших изменены по этическим соображениям. Совпадения случайны.





2014 © Газета «Криминальные новости» Караганда, криминал krimnews@mail.ru
При использовании материалов ссылка на сайт «kriminalka.kz» обязательна!
2014 © Разработка и поддержка сайта: Интернет-компания «Creatida»